Россия, судьба Сирии и военные преступления

Россия, судьба Сирии и военные преступления

Лучше поздно, чем никогда. Порой этот принцип оказывается уместен, и некоторые процессы могут подождать. Например, вопрос межсирийского диалога, между правительством Сирии и оппозицией не требует спешки, скорее наоборот, тут требуется кропотливая, неторопливая взвешенная работа, которая в итоге будет учитывать интересы всех сторон.

Восстановление инфраструктуры, разрушенных городов, помощь пострадавшим от войны — бесспорно необходимо и должно быть решено в кратчайшие сроки, но в то же время без суеты и спешки. По большому счету рано или поздно, с помощью международных организаций, или без них, сирийцы с присущей им восточной неторопливостью и спокойствием восстановят свою некогда прекрасную страну.

Однако есть вопросы, которые не требуют промедления. Одним из таких является расследование военных преступлений, совершаемых в зоне военного конфликта. Что в расследовании обыкновенного бытового криминала, что в установлении виновных в грубом и бесчеловечном нарушении международных законодательных актов. Для любого следователя, независимо какой страны понятно, что расследовать любое правонарушение легче по «горячим следам». Но видимо для некоторых представителей международных структур, призванных проводить разбирательства по достаточно резонансным преступлениям, данный принцип криминалистики незнаком.

Речь идет о достаточно странном расследовании фактов применения химического оружия против мирных граждан сирийского города Алеппо, который имел место быть 24 ноября 2018 года. Тогда несколько кварталов города были подвержены обстрелу со стороны боевиков боеприпасами, начиненными отравляющими веществами. В результате пострадали от 70 до 100 жителей города, в том числе и дети. Чудом, а точнее благодаря профессионализму медиков, удалось избежать летального исхода среди пострадавших.

Практически сразу, а именно в последних числах ноября, Сирийское правительство уведомило Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) о происшедшем. По всем правилам и нормам, организация должна была незамедлительно, в течение трех суток, направить специальную комиссию по расследованию данного инцидента. Однако по непонятным причинам группа ОЗХО медлила с прибытием в Сирию.

В итоге, первоочередные мероприятия по сбору улик, данных, проб грунта на предмет остатков отравляющих веществ проводили российские военные химики. Они безусловно знают, как надо проводить подобные мероприятия, чтобы соблюсти все международные правила. Однако стоит признать, что это не входит в их прямые обязанности. Заниматься же подобной работой должны представители специальных международных комиссий. Но из-за их медлительности ОЗХО, эти мероприятия пришлось проводить именно военнослужащим российской армии.

Тем не менее, международная миссия по расследованию применения химического оружия в Алеппо, спустя почти две недели после инцидента все же прибыла в Сирию. Однако направилась не на место преступления, а ограничилась недолгим посещением сирийской столицы. Именно туда пришлось через всю страну вести собранные доказательства применения химического оружия боевиками против жителей Алеппо. Проведя формальные мероприятия, не сделав никаких официальных заключений, специальная миссия ОЗХО, через несколько дней после своего прибытия, так и не прибыв на место совершения преступления, покинула Сирию, и почти два месяца сохраняла молчание.

Только постоянное дипломатическое давление со стороны МИД России, Сирии и еще ряда небезразличных к совершению подобных преступлений стран, вынудили ОЗХО вернуться к расследованию инцидента. В итоге в начале года специальная миссия этой организации вновь прибыла в Сирию, для продолжения расследования событий ноября 2018 года. Но специалисты вновь не спешат посетить место совершения преступления, а вместо этого работают в Дамаске.

Да, в планах комиссии есть посещение Алеппо, кварталов, которые пострадали от применения химического оружия. Но при этом возникает логичный вопрос — а чего они собственно планируют найти в Алеппо спустя два месяца после происшествия? По данным российских военных специалистов, боевики применили против мирных жителей отравляющие вещества на основе хлора, который имеет свойства достаточно быстро улетучиваться. Учитывая тот факт, что с конца ноября на севере Сирии наступает сезон дождей, то вероятность того, что к началу января сохранятся какие-нибудь следы химического оружия крайне невелика.

Создается реальное впечатление, что ОЗХО специально затягивало расследование химической атаки, так как прекрасно знало кто за ним стоит, а именно финансируемые из-за рубежа террористические группировки. В других случаях, когда в подобном надо было обвинить правительство Сирии, ОЗХО работает крайне оперативно.

С другой стороны, учитывая колоссальное давление, оказываемое в последнее время на организацию со стороны противников нынешнего правительства Сирии, становится понятным ее поведение. Более того, в подобных условиях, можно даже предположить, что расследование применения химического оружия против мирных жителей Алеппо останется так и не раскрытым, как и все случаи, когда вынесение решения по данному вопросу невыгодно некоторым странам, незаинтересованным в восстановлении мира в Сирии и торжестве справедливости.

Хамза Аббас, специально для «Русской Весны»

По материалам: rusvesna
Загрузка...
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *