Нужны историческое милосердие и нравственная оценка

5 сентября 1918 года декретом «О красном терроре» большевистское правительство узаконило репрессии против «классовых врагов», которые, впрочем, широко применялись и до того. 

Вряд ли возможно точно подсчитать количество жертв этого декрета – в том числе и из-за политической ангажированности большинства исследователей. Однако несомненно, что Россия потеряла тогда десятки и сотни тысяч жизней.  

Нужны историческое милосердие и нравственная оценка
Могила нижних чинов Лейб-Гвардии Финляндского полка на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге. Фото с сайта "Легитимист" 

 

В отличие от прошлого года, когда был столетний юбилей этого события, 101-я годовщина отмечается гораздо более скромно. Например, в Санкт-Петербурге на Смоленском православном кладбище у первого памятника жертвам террора на могиле нижних чинов Лейб-Гвардии Финляндского полка членами Русского Обще-Воинского Союза и Российского Имперского Союза-Ордена будет отслужена панихида.

Между тем продолжаются обсуждения возможности примирить «красных» и «белых» и сгладить последствия гражданской войны, которые проявляются до сих пор. 

ИА FederalCity приводит два мнения известных представителей российского общества. 

Карл Гренхаген. «От свободы к пыткам». Репродукция Public Domain. Wikimedia  

 

Евгений Примаков, журналист, член комитета Государственной думы РФ думы по международным делам: 

- Был ли красный террор и писал ли Ленин о том, что надо повесить побольше попов?  Был, писал. Был ли белый террор? Был, и связанных комиссаров в прорубь бросали так же, как и белых офицеров. Было ли это «оправдано»? Это просто было. Наша история была такая, кровавая и часто людоедская, но она наша.Нужно ли нам похоронить Ленина («пока на Красной площади лежит этот мертвец, нет у России будущего»)? Да какая разница, лежит Ленин в мавзолее или нет, разве из-за этого чиновники воруют, промышленности не хватает кредитных средств, а лекарства не закупаются по тендерам в нужном количестве?Призыв к исторической справедливости и необходимости обязательно победить тех, кого мы считаем преступниками, дураками или хотя бы людьми ошибающимися, ядовит, он разъедает нас. Мы похожи на беспомощных идиотов, которые передрались на пустыре из-за бабушкиной иконы. Икона ценна сама по себе. Но мы вырываем друг другу кадыки, потому что икона именно наша, а не вот их. Когда испанский диктатор Франсиско Франко, отпуская хватку, решил примирить Испанию и создал единый мемориал павшим в гражданскую войну – где и лидеры республиканцев, и создатель испанской Фаланги Примо де Ривера, и сам Франко потом лег – казалось, что вот она, смиренная гордыня и примирение. Но вольному испанскому народу воля – и вот уже тело Франко пытаются вынести вон. Потому что есть потомки жертв и героев, кто бы они не были – и их потребность установить эту историческую справедливость.Справедливость нам нужна: социальная, политическая, экономическая. Но когда в наших умах ворочаются слова об «исторической справедливости», которая нам только и необходима, чтобы окончательно во всем разобраться и все понять, то оказывается, что справедливость, нужная нам, куда-то теряется или становится вторичной.А по-настоящему нужна не историческая справедливость, хуже того – осознанная несправедливость. Необходимо историческое милосердие к самим себе. Мы не победим себя. Будьте реалистами и прагматиками. Оставьте историю историкам. 

Харьков. Раскопки братской могилы с жертвами красного террора. Фото с сайта argumentua.com 

 

Елена Чудинова, писательница, автор романа «Поб?дители», в котором описана альтернативная Россия, где «белые» победили:

- Я верю в примирение «белых» и «красных» и уповаю на это. Однако произойти оно может только на основе нравственной оценки событий и персоналий. Но ведь это невозможно без просвещения. Например, парадоксально, что мы живем в информационную эпоху, тем не менее о «штурме Зимнего», которого на самом деле не было, по сей день говорят даже некоторые журналисты... Так что невежество – основная преграда на пути к общественному примирению. Да, есть положительные исторические примеры примирения после гражданской войны, например, в Испании. Однако там с обеих сторон имелась хоть какая-то добрая воля. Мы же сейчас наблюдаем полное ее отсутствие у «красной» стороны. Вот, скажем, несколько лет назад мы пытались добиться переименования станции метро «Войковская» в Москве, названной в честь большевика Петра Войкова, который принимал участие в убийстве царской семьи, в честь космонавта Владислава Волкова. Ну чем не идеальная общенациональная фигура? Мы же не в честь Бориса Коверды, белоэмигранта, который Войкова убил, предлагали назвать. Хотя я бы с удовольствием... Но мы пошли навстречу оппонентам. Ведь Волков – молодой ученый, герой, трагически погиб, к тому же и жил рядом со станцией. Кто же может быть против? Не мы. Вы так кричите: «Советская власть – это космос!» Но господа-товарищи, мы же не против космоса, мы готовы принять все достижения ХХ века, кроме палаческих и богомерзких. Сойдемся на Волкове, ему обе стороны смогут возложить цветы. Мы же не требовали, скажем, признания оппонентами святости Августейшей семьи, а всего лишь хотели заменить ее убийцу на космонавта. Но нет, оказалось, что советская власть это никак не космос. Это детоубийство, убийство девушек и невинных людей. Так о чем далее говорить с этими людьми?.. 

Не забывайте подписываться на канал FederalCity в Яндекс.Дзен
По материалам: federalcity
Загрузка...
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Введите два слова, показанных на изображении: *